Мы мать называем святой

Сценарий тематического вечера посвященного чествованию женщины-матери Мы мать называем святой В празднике принимают участие ведущие участники фольклорно-этнографического ансамбля, певцы, хор. На вечер приглашаются матери-героини, многодетные и молодые матери, вдовы. Основу сценария / при творческой импровизации, широком использовании народной песне региона / можно ис-ти как в сельском Доме культуры, так и в клубе. Вечером в фойе Дома культуры приглушенно играет музыка. В зале сцена украшена цветами — полотенцами. В правом углу ее покачивается плетеная из лозы колыбель / крепится к потолку /. На столе, стоящем слева, на вышитой скатерти — хлеб, гроздь калины. За столом — два стула для ведущих. В глубине сцены вдоль задника — справа и слева от киноэкрана — подмостки для хора. На стенах — плакаты с высказываниями известных людей, а также с украинскими народными пословицами о женщине, матери. Среди них: «Женщина — большая воспитательница мужчин» /А. Франс/. «Кто мать забывает, тот бог карает Того дети сторонятся, В дом не пускают». /Т. Шевченко/ Народная пословица: «Нет цвета, лучшего от маковки Нет рода, милого от матушки». Начинается праздник. В зале гаснет свет. Сцена ярко освещена прожекторами: звучат / у записи / два куплета песни «Мама, вечер догорает ...» А. Билаша на слова Б. Олейника в ис-нии народной артистки Украины Н. Матвиенко. В глубин сцены на экране появляется изображение картины «Мона Лиза» Леонардо да Винчи.
Эликсир стройности — способ применения

На сцену выходят юноша и девушка. Юноша: Мне кажешься ты такой: навстречу мне из губ твоих слетает конечно улыбка золота, словно из-за облака луч, и согревает мое сердце, которое напоминает мне маленькую землю и на котором буйно прорастают когда посеянные и забыты зерна. Навстречу мне из твоих губ слетает конечно улыбка золота, как ласточка маленькая из гнезда, прижатого крышей, летит, простирая крылья, в погоне за мошкарой, как будто рой мыслей мелких, крутится на месте. Как Мона Лиза, ты поднимаешь без пощады на смех все наши слабости и недостатки. Кажешься ты ри такой ... На экране появляется изображение картины «Сикстинская мадонна» Рафаэля. Девушка: Мне кажешься ты такой: в прозрачности небесных красок, с глазами мечты голубой, остановилась ты с младенцем и смотришь в светлом покое на путь, тонет во мгле. У тебя на лице — терпение и счастье — на земле спутницы всех женщин, в страдании ждут того момента, когда ребенок скажет ей внезапно, ей первой, первое свое слово. Как гордо ей! Моя жизнь, зернышко, которую она, счастливая мать женщина, миру родила, светится, КАК луч, новый рождая день. А тот, кто может на ладони взвесить пылинку, в песках невидимых, то чувствует всю планету; и иметь тая: держа ребенка, всю землю держит на своих руках. И только потому, мы мать называем святой. На Рафаэлева картине ты мне знакома: в руках — зернышко, как земля, весомая. Кажешься ты мне такой. Юноша: Материнство ... Святое и прекрасное, воспетое пое-тами, увековечено художниками. Девушка: У всех народов, во все века Женщина-мать была хранительницей, добрым ангелом домашнего очага, ее мудрость уважали в семье, в ее утешение находил покой израненное и изболевшееся сыновнее сердце. И сегодня, на торжественном вечере мы благодарным словом почтим женщин-матерей, дорогих и уважаемых тружениц нашего села. Поздравляем всех с праздником Матери. Желаем добра и осуществления солнечных материнских мечтаний и на-действий. Радости вам без границ за успехи детей, сыновнего тепла и доброты! Итого: Зичим радости ясной два крыла, чтобы Вам калина долго цвела ... Уважение Вам и земной поклон, дорогие наши матери! / Низко кланяются /. Юноша Сколько бы не суждено страдать, Я благословлю завждиДень, когда меня родила матиДля жизни, для счастья, для беды. Девушка днем, когда мои миленькие губиВперше грудь мамины нашли, День, что меня впервые приласкал Лаской лучи с мглы. Юноша: Как даровано много, Сколько у меня счастье, черт возьми! — на Земле смеяться и страдать, Жить и любить между людьми! /В. Симоненко/ Девушка: Первые понятия о счастье, добро и ласку никак разрывно связанные у нас с образом самого дорогого человека — матери. А мамина колыбельная звучит нежной музыкой и тогда, когда посрибляться наши виски. Юноша: С колыбельной песни начинается мир человека к добротворчества и сил ... Ведущие садятся за стол. Получается певица, садится у колыбели и выполняет колыбельную песню. «Ой ну люли, люли». Певица покидает сцену. Получается юноша Он читает стихотворение Билаша "Я — сын. Я — мамино крыло ... " На экране — снова изображение «Сикстинской мадонны». Девушка: Сколько нежности в глазах матери, сколько радости и тревоги за будущее малыша ... Ореолом святости и вечной тайны окутано ее лоб. В нашем зале сегодня немало молодых мам, которые с лю-бовью ласкают своих первенцев. Пусть эта радость никогда не омрачается бедой и бедствиями. Пусть множится наш славный род! Юноша: Большой пролетарский писатель М. Горький писал: «Все прекрасное в человеке — от лучей солнца и от молока матери ...» Мы превозносим святое и бескорыстную материнскую любовь, натруженные мамины руки, которые гладили нас по головке, пригорта-ли в холод и голод, снимали жар с лица раненого бойца, вы-Пикало душистый хлеб. О, святые материнские руки! В неоплатном долгу мы перед ними! Выходят участники хора и исполняют песню «Дом мой, белая папы» Пашкевича на слова Д. Луценко. Девушка: Мать ... Материнское сердце способно заниматься бо-лем ребенка на расстоянии, сокрушаться судьбой своих детей всю жизнь. Если бы могла, солнышко склонила бы ... Хор исполняет украинскую народную песню «Болит моя головонь-ка, ничем завязать». Хор оставляет сцену.